Все новости
НОВОСТЬ
В SEC обсуждают, нужны ли новые правила для CEO в соцсетях

Роберт Джексон, один из 4 членов Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) США, считает необходимым разработать новые правила использования руководителями публичных компаний социальных сетей.

«Считаю важным, чтобы базовые принципы, которые всегда действовали на фондовом рынке (в части раскрытия информации – ИФ), относились бы и ко всем новым инновационным каналам. Twitter – в чем-то иной. Это среда, она неформальная. Здесь можно комментировать, здесь могут быть ретвиты, диалог, и все это не описывается никакими существующими правилами Комиссии», - цитирует его выступление на конференции Financial Times.

Джексон считает, что CEO публичных корпораций могут и должны присутствовать в соцсетях, но при этом необходимо обеспечивать и защиту прав инвесторов.

Активное использование руководителями компаний соцсетей давно создает проблемы для SEC. Самой громкой стала история с руководителем Tesla Илоном Маском, который пишет сотни твитов в год, однако она не была единственной.

Базовые требования SEC предусматривают, что существенная информация должна раскрываться эмитентами по общедоступным и привычным для рынка каналам, при этом должна исключаться возможность селективного раскрытия информации какой-то группе инвесторов.

Подавляющее большинство американских эмитентов используют для раскрытия ленты информационных агентств.

Несколько крупных американских корпораций, прежде всего из сферы IT, перешли на раскрытие через социальные сети, а не информагентства. Однако для этого эмитенты сначала должны были доказать, что этот канал информирования уже стал привычным для их инвесторов, реально обеспечивает общедоступность информации.

В любом случае, где бы информация ни раскрывалась, она должна быть полной и точной.

SEC также требует, чтобы после любого раскрытия эмитент в течение 4 дней представлял в SEC так называемую форму 8-К с полным раскрытием деталей существенного события.

В 2003 году компания Tesla сообщила инвесторам, что твиттер И.Маска будет  использоваться для раскрытия существенной информации.

Однако, как оказалось, Tesla не создала механизмов контроля за тем, насколько публикуемая И.Маском в Твиттере информация соответствует требованиям SEC, является полной и достоверной.

В результате недавно Маску пришлось подписать соглашение, которое запрещает ему обсуждать в Twitter без предварительного согласования с юристами компании новости, связанные с бизнесом Tesla - о продажах, объемах производства, новых видах продукции, сделках M&A.

Поводом для последних по времени претензий SEC стал твит И.Маска от 19 февраля о планах компании выпустить 500 тыс. автомобилей в 2019 году.

Бизнесмен настаивал, что это сообщение содержало публично известную информацию и не повлияло на рынок. Тем не менее, потом сообщение было уточнено: на самом деле компанией будет поставлено 400 тыс. электромобилей, а 500 тыс. - это пересчет объемов производства, достигнутых за конкретную неделю, в годовой объем.

В прошлом году регулятор обвинил И.Маска в обмане инвесторов. SEC утверждала, что в серии твитов И.Маска содержалась ложная информация о скором выкупе акций компании.

И.Маск 7 августа 2018 года написал в Twitter, что собирается выкупить Tesla по цене $420 за акцию, то есть с 20%-ной премией, с помощью заемных средств. При этом он добавил, что "финансирование обеспечено". Акции компании взлетели на 11% при резко возросших оборотах. Nasdaq вынуждена была приостановить торги. Но через 17 дней после заявления И.Маск отказался от планов сделать компанию частной, и выяснилось, что для его громкого заявления никаких фактических оснований не было.

И.Маск не обсуждал содержание своих твитов с кем-либо из сотрудников, не соблюдал процедур, предусмотренных законодательством о рынке ценных бумаг США.

После разбирательств И.Маск заплатил штраф в $20 млн и ушел с поста председателя совета директоров Tesla.

Еще раньше SEC проводила расследование в отношении CEO Netflix, который сообщил в соцсетях о завершившемся для компании рекордном месяце по продажам. Компании пришлось доказывать, что раскрытие этой информации не было селективным и не были нарушены права инвесторов.